Битва за очертания мира

17 июня 2008 года
| Рубрики: Рынки и цены

Страны Азии, Персидского залива и бывшего СССР сейчас переживают строительный ажиотаж. У таких городов, как Лондон и Нью-Йорк, не остается денег, чтобы соперничать с ними. Не будут ли старомодными виды западных городов?

На протяжении целого века Нью-Йорк был городом небоскребов, олицетворением постоянно растущего вертикального мегаполиса. Смелость его архитектурных решений долго казалась непревзойденной.

В своей книге 1978 года «Безумный Нью-Йорк», посвященной магии города небоскребов, молодой тогда голландский архитектор Рем Коолхаас (Rem Koolhaas) восторженно рассказывал о «колонизации неба». Даже террористические атаки на Всемирный торговый центр в 2001 году не уменьшили энтузиазма: сейчас для архитекторов мирового уровня небоскреб символизирует успех. Коолхаас утверждает, что, несмотря на катастрофу, небоскребы остаются «единственным типом зданий, пережившим XX век и шагнувшим в XXI». Здесь с ним трудно не согласиться. Башня как архитектурная форма и символ статуса сохранила свое значение. Выразительные городские очертания отражают его благополучие. Небоскребы олицетворяют экономический взлет, свидетельствуют о том, что экономика не собирается сдавать позиции.


На Восток!

По крайней мере, с точки зрения Запада, это уже становится проблемой. В экономически успешных мегаполисах, таких как Пекин, Шанхай и Дубай, строятся новые оригинальные небоскребы. В результате такие города, как Нью-Йорк, начинают выглядеть старомодными, несмотря на все попытки модернизации. Восточная часть Европы начинает выглядеть более современной, нежели западная. Стамбул и Москва, к примеру, развиваются более динамично, чем Лондон, Париж или Милан.

Сейчас проектов небоскребов много, как никогда: большинство разработок предназначено для новых, быстро растущих городов. Все менее конкурентоспособному Западу остается лишь завидовать столь бурному развитию. Резкий спад на кредитном рынке Америки вызвал закрытие или отсрочку многих крупных архитектурных и градостроительных проектов.

Битва за лучший силуэт, продолжающаяся уже более века, набирает новые обороты. И уже сейчас становится понятно, что выиграют в ней Ближний и Дальний Восток. Вполне возможно, скоро Казахстан и Катар будут выделяться в эстетическом плане на фоне Европы и Соединенных Штатов. Мы наблюдаем столкновение цивилизаций на почве архитектуры. Самое забавное здесь то, что этот процесс только подстрекается ведущими архитекторами Запада. Проектируя здания для разбогатевших правительств и строительных магнатов, теперь они свободно работают над тем, что на их родине было бы сложно вообразить.

Угловатое здание в виде огромной триумфальной арки? Подобный проект под руководством Коолхааса был недавно реализован в Пекине для центрального телевидения Китая.

Комплекс из высоких асимметричных зданий, напоминающих айсберги? Здание авторства американского архитектора Стивена Холла (Steven Holl) сейчас украшает китайский город Чэнду.

Известный лондонский архитектор лорд Норман Фостер (Norman Foster), автор комплекса «Хрустальный остров» в московском Нагатино. Здание будет представлять собой прозрачную пирамиду высотой 450 метров.  По мнению Фостера, это «самый громкий строительный проект в мире».


Стремление поразить

Гигантомания в строительстве сказывается не только на высоте зданий. Сейчас велик спрос на необычные формы, блестящие поверхности –  небоскребы становятся заметными издалека. Все дело в стремлении поразить; в результате возникают строения в форме лилий, арф, шатров.

Гамбургский архитектор Фольквин Марг (Volkwin Marg), сейчас занимающийся бизнесом в Китае совместно с Мейнхардом фон Герканом (Meinhard von Gerkan), не в восторге от тенденций «показательного» строительства. По мнению Марга, проектам «зданий-икон» недостает социальной значимости.

Петер Швегер (Peter Schweger), другой видный архитектор из Гамбурга, называет происходящее «абсурдным, жестоким расцветом скульптурной архитектуры». Также он замечает, что на Западе «дома становятся коммерческим продуктом, агрессивно борющимся за место на рынке». Свои работы, в частности, проект башен-близнецов в Москве, Швегер называет «рациональными».

Инвестор и архитектор-соучастник башен-близнецов – русские, большинство рабочих – китайцы. Большая из башен достигнет 500 метров в высоту вместе с так называемым «пиком обозрения». Это будет одно из самых высоких зданий в Европе. Хотя, судя по всему, это продлится недолго.


Все дело в стандартах

Швегер только что подписал контракт на разработку проекта бизнес-парка в Москве – общая площадь офисов составит 400,000 квадратных метров (4,3 миллиона квадратных футов). По сравнению с близлежащими зданиями это выглядит даже скромным. Как говорит сам архитектор, процент новых строений в российской столице «очень сложно измерить».

Швегер критически относится к российским стандартам строительства, утверждая, что «многие здания по технологиям отстали от Запада лет на 10, а застройщики совершенно не думают о рациональном использовании энергии». Для критики лихорадочных тенденций современного строительства достаточно оснований – этических, эстетических, экологических. Но это интересует лишь немногих инвесторов и архитекторов. Вместо этого они предпочитают смотреть, как растут их башни, воображая себя бессмертными.

Швегер считает это слишком «брутальным» и говорит, что не заинтересован в китайских проектах. Вместо этого он концентрирует усилия на небоскребах в Дубае, входящих в комплекс с привлекательным названием «Жемчужина Дубая».


Рост строительства

Эмират Дубай – земля обетованная для игроков на рынке недвижимости. Говорят, здесь находится половина подъемных кранов мира. Но действительно ли именно в Дубае вершится новейшая история архитектуры?

Дубай состоит из двух полуостровов на западе и старого района на востоке – именно между ними и пролегает линия небоскребов. Небоскребы вписываются в общий силуэт, и это отнюдь не случайно. Многие архитектурные элементы заимствованы: к примеру, существуют подобия колокольни церкви св. Марка в Венеции или серебряных арок «Крайслер-билдинг» в Нью-Йорке.
На пронизывающих пустыню дорогах всюду висят рекламные щиты. На них крупно написаны названия будущих городских построек: «Arabian Ranches», «Emirates Hills», «Springs», «Meadows», «The Old Town» – все по-английски. Даже эти названия кажутся заимствованными у американцев.

«Здесь все не вашими деньгами оплачивается – нефтяными», – говорит человек, нанятый на работу дубайской правящей верхушкой. В эмирате осталось не так много нефти – сейчас доходы Дубая только на 4% зависят от нефтяного бизнеса. Вместо этого был создан прибыльный рынок недвижимости, привлекающий миллионы инвестиций, которые раньше шли в Нью-Йорк. В регионе множество предложений с названиями вроде «Вид Дубая», «Вид Абу-Даби», «Магазин недвижимости». Это еще раз подтверждает популярность страны среди инвесторов.


Замедление строительства

Совсем по-другому обстоят дела на Западе. В США главный принцип руководства гласит: чем более пленителен идеальный образ, тем скорее потенциальные инвесторы откажутся от проекта.

До недавнего времени денежные займы, даже особо крупные, было сделать довольно легко. «Если деньги были нужны мне или кому-то другому, – говорит Дональд Трамп, самый известный руководитель на американском рынке недвижимости, – достаточно было позвонить в банк, и необходимая сумма оказывалась у вас в машине. Так распространялись большие денежные потоки».

Так продолжалось, пока не грянул финансовый кризис. Кризис в США в 2007 году был вызван ипотечным бумом – физические лица стали брать слишком много кредитов на коттеджи и кооперативные дома. После этого банки стали предоставлять гораздо меньше ссуд. По иронии судьбы, именно ситуация  на рынке недвижимости сказалась на том, что займы стало брать гораздо труднее. Расцвет строительства был уже позади.

От кризиса на кредитном рынке значительно пострадал проект «Cosmopolitan Resort Casino», комплекс в Лас-Вегасе. Основания двух небоскребов высотой в 180 метров уже готовы. Для вестибюля разработчик Иен Брюс Эйхнер заказал 9-метровых роботов с огромными гитарами, поющих песню «Disco Inferno» группы The Trammps.

Этот проект сейчас находится на грани закрытия, как сообщает Wall Street Journal. Один из инвесторов, «Deutsche Bank», рискует потерять около миллиарда долларов (645 млн евро).

Другой пример – Лос-Анджелес, где несколько раз были отложены работы над проектом Гранд-авеню. Комплекс стоимостью в 3 млрд долларов (1,9 млрд евро), состоящий из отеля, жилого дома и офисов розничной торговли, должен был оживить центр Лос-Анджелеса. Дизайнером комплекса стал видный американский архитектор Фрэнк О. Гери (Frank O. Gehry), известный по зданиям с блестящей облицовкой.

Работа, изначально запланированная на прошлый декабрь, была отложена до февраля следующего года. Девелоперы, «Related Companies», сослались на общий кризис на рынке недвижимости. Вскоре один из инвесторов, крупнейший пенсионный фонд Калифорнии «Calpers», отказался от участия в проекте. Сейчас девелоперы надеются, что основной на данный момент учредитель, королевская семья Дубая, найдет более разумный подход.


Тяжелые дни для Нью-Йорка

Трудности сказались и на другом проекте Гери по улучшению внешнего вида города. Архитектор намеревался превратить промышленные трущобы Бруклина в многофункциональную жемчужину архитектуры. Квадратный метр в комплексе «Atlantic Yards» (который мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг расценил как «колоссальное достижение одного из ведущих архитекторов мира») расценивался в 4 млн долларов. Однако спрос оказался незначителен, и Гери пришлось делать самую высокую башню комплекса ниже. Если верить девелоперам, строительство нескольких предполагаемых зданий пока отложено.

Для Нью-Йорка это стало ударом. Он по-прежнему остается «идеальным американским городом» для тех, кого интересует недвижимость, и продолжает привлекать элиту со всего мира. Но поддержка этого имиджа требует усилий и постоянных обновлений  внешнего облика. Где же, если не в Нью-Йорке, все, по мнению потребителей, должно противостоять инерции?

Мэр планировал оживить сердце города, Манхэттен, и сфокусироваться на западной части. В его планы входило строительство новой железнодорожной станции, что остановило бы демонтаж небезызвестного «Madison Square Garden». Теперь же Блумберг не представляет, как уложиться в выделенные на проект 14 миллионов.

Изначально планировалось и расширение выставочного центра «Jacob K. Javits», сейчас же проект был свернут. Ничем не увенчался и поиск инвестора для бизнес-района «Hudson Yards», казавшегося гигантским даже жителям Нью-Йорка.

Строительная компания «Tishman Speyer» собиралась начать сотрудничество с немецко-американским архитектором Гельмутом Яном (Helmut Jahn), известным по строительству небоскребов. Затем соглашение было отменено. Сейчас «Related Companies» пытаются воспользоваться представившейся им исторической возможностью. Перед реализацией проекта, пока не оправдаются все ожидания, могут пройти месяцы. Традиционно в этом городе единственной преградой было небо.


Старая Европа

Как же обстоит дело в Европе? Смирится ли Старый Свет с ролью музея, живописного, но не способного тягаться с бурно растущим строительством на других материках?

Если верить исследованиям располагающегося в Вашингтоне Института градостроения, немалая часть важных сделок в Европе, планировавшихся в последнее время, сейчас находятся «в состоянии клинической смерти».

Видимо, Витторио Лампуньяни (Vittorio Lampugnani), итальянский архитектор, работающий в Милане и преподающий в Цюрихе, пытается утешить себя, говоря, что не понимает привлекательность таких городов, как Шанхай. С его точки зрения, европейские города с их «покровом истории» предлагают «уровень жизни, который будет пользоваться спросом в будущем». Это явление Витторио Лампуньяни называет «выносливостью городских пейзажей».

В то же время разница становится все более и более заметным. Витторио Лампуньяни замечает, что новоявленные архитекторы, выезжающие в Азию, преимущественно занимаются небоскребами, в то время как те, кто остается в Европе, могут радоваться проекту загородного дома для родителей.

По мнению архитектора, «если Европа грамотно воспользуется своим наследием, это пойдет на пользу не только для культуры и уровня жизни, но и для экономики».

Но большим тормозом, чем что бы то ни было, становится экономика. К примеру, в Испании представители строительной ассоциации прогнозируют, что количество новых проектов в 2008 году будет на 70% ниже, чем в прошлом.

Многие европейские города не собираются превращаться в музеи под открытым небом. К примеру, Лондон, важнейший финансовый центр Европы, хочет оживить величие викторианских строений новыми футуристическими постройками.

Когда в начале тысячелетия под руководством Нормана Фостера была построена витиеватая башня в форме яйца в историческом центре города, модернизация на этом не остановилась. Большая часть лондонцев с юмором отнеслась к изменению силуэтов города, и небоскреб Фостера получил прозвище «эротического корнишона».

В Лондоне наблюдается энтузиазм касаемо построек нового века – в ближайшие годы планируется построить около 20 башен. Несмотря на то, что реализуется небольшая часть проектов, некоторые из них уже получили прозвища. Один проектируемый небоскреб в народе называется «сырорезкой», другой – «осколком». Еще есть «дом вверх дном», «бумеранг» и «радиоприемник».

Но даже в Лондоне, где цены долго оставались высокими, приходится бороться со спадом на рынке.  В 2008 году ожидается уменьшение инвестиций на 30-40% от прошлогодней суммы, и жители города не хотят сбавлять темпы.

Почти все важные проекты Лондона сейчас признаются рискованными. Как же обстоит дело с обратной связью? У инвесторов нет ответа.


Новый мир для архитектора

Конечно, в эстетическом плане торговые объекты  редко бывают показательными, и ценителей архитектуры может не задеть тот факт, что за следующие пять лет в Великобритании будет построено на 40% меньше торговых центров, чем планировалось ранее.
Но спад на рынке новых построек влияет и на амбициозные проекты. Лондонский союз архитекторов, поручивший британскому архитектору Захе Хадид постройку новых кварталов, испытывает «экономические волнения». С падением курсов акций уменьшаются и объемы пожертвований, и все дела фонда держатся на частных источниках финансирования.

Несмотря на явно выраженное разочарование, Захе Хадид переключилась на другие проекты, к примеру, в Дубае и Варшаве. Современный архитектор стремится к перемене мест. Подобно странствующим средневековым купцам, архитекторы направляются туда, где есть работа. Путь, раньше соединявший дворы, теперь соединяет континенты.


Строители Германии

Германия может похвастаться самым большим числом архитекторов в Европе – здесь их около 121 тысяч. Несмотря на то, что рынок недвижимости страны – один из самых стабильных в мире, крупные городские проекты, такие как «HafenCity», в Германии служат исключением. Архитекторов удручает недостаток открытых конкурсов и отсутствием возможностей для молодых талантов показать себя.

Случается, что проекты, которые ранее развивались, приостанавливаются и закрываются. К примеру, компания «BMW» решила отменить постройку «Designhaus», несмотря на то, что другие проекты становятся приоритетными.

Прошел год с основания в Потсдаме, недалеко от Берлина, Фонда строительной культуры. Представители новой организации подвергли резкой критике однообразие немецкой архитектуры. К сожалению, как замечает глава фонда Михаэль Браум (Michael Braum), собственники жилья в Германии привыкли требовать всего разом, но за полцены, что и вызывает это однообразие.

Отдаленные регионы все больше привлекают девелоперов с новыми планами. Находящаяся в Берлине строительная фирма «Léon, Wohlhage, Wernik»(LWW) резко повысила свой рейтинг в 2007 году, выиграв конкурс среди известных номинантов на лучший проект правительственного квартала в Триполи, столице Ливии. Проект был назван «Tripoli Greens», арабские минареты сочетались с парковыми зонами. Строительство пришлось отложить; архитектор Хильда Леон говорит о «режиме ожидания».

Госпожа Леон считает, что работать надо там, где есть спрос на качественное строительство. «Некоторым странам надо многое наверстывать», – утверждает архитектор. В то же время, она не против сотрудничества с такими государствами, как Ливия, и уже видит для себя перспективы на новых рынках, считая, что со временем следующим «большим проектом» будет Африка. Слово «большой» здесь – не преувеличение. Неосвоенные земли  становятся настоящим раем для архитекторов, для их «воли к власти», если выражаться языком Ницше.

Авторы: Ульрике Кнефель, Франк Хорниг, Бернхард Цанд (Spiegel)
Перевод: Янина Крупина, портал Prian.ru

Условия цитирования материалов Prian.ru

Комментарии

Оставить комментарий

ОПРОС

Рассматриваете ли вы возможность покупки недвижимости на вторичном рынке?

Полезные статьи:

Статьи

Процедура приобретения недвижимости во Франции

Иностранные граждане могут свободно приобретать недвижимость во Франции. Каковы основные этапы проведения сделки? Что включает в себя проверка технического состояния объекта? Что такое «лизбэк», и сколько можно с помощью него заработать на недвижимости? Как взять ипотеку? На эти и многие другие вопросы ответит наш материал. Обновлено 18 ноября 2016 года. Читать

Цены в стране: сколько стоит жизнь в Таиланде

А не рвануть ли в Таиланд? Отличная идея, особенно в холода. Солнце, море, фрукты и общий экзотический антураж крайне положительно влияют на душевное состояние. Поэтому сомнения в сторону, начинайте выбирать курорт и заказывать билеты. А расходы, которые вам предстоят, мы уже подсчитали. Читать

Вид на жительство в Евросоюзе: какие страны чаще всего выдают ВНЖ иностранцам

В 2015 году иностранные граждане в общей сложности получили 2,6 млн видов на жительство в Евросоюзе. Это рекордный показатель со времени начала наблюдений в 2008 году, и он на 12,1% превышает уровень 2014 года. Давайте посмотрим, какие страны больше всего «расщедрились» на заветные пластиковые карточки. Читать

Содержание недвижимости в Черногории

Какие налоги ждут обладателей жилья в Черногории? Сколько потребуется платить за коммунальные услуги? Как сдать недвижимость в аренду и сколько можно на этом заработать? Какова роль управляющей компании? Об этом и многом другом читайте в этом материале. Читать

Вид на жительство в Евросоюзе: какие страны мы выбираем?

В 2015 году граждане России, Украины и Беларуси стали обладателями 655 544 видов на жительство в Евросоюзе. Это целых 25,2% от всех ВНЖ, выданных ЕС. Причем 19,2% от этого числа пришлось на долю украинцев, которые тем самым стали самой многочисленной национальной группой владельцев пластиковых карточек. Посмотрим, в каких странах альянса мы получили больше всего ВНЖ. Читать